Kassielle
Nobody's perfect but you were so close
Название: Холодильник: изнутри
Автор: Kassielle
Фендом: Durarara!!
Пейринг : Шизуо/Изая, неизвестный
Рейтинг: R
Жанр: дарк, АУ
Размер: мини, 2450 слов
Статус: закончен
Диcклеймер: персонажи и мир мне не принадлежат
Саммари: Это был плохой день.
секс, когда одежда не снята совсем или полностью; дискомфорт во время секса; голос; обстоятельства вынуждают героев быть связанными друг с другом; слепота временная; тереться о кого-то или что-то; адский уке
Примечание: АУ от канона – за Шизуо действительно гнались мафиози, но там все окончилось мирно. Неизвестный – не совсем ОМП, его вполне можно принять за Йодогири Джинная. А можно и не принимать.)
Размещение: с этой шапкой

Это был плохой день.
Мало того, что из-за чертовой блохи его, похоже, незаслуженно обвинили в убийстве, так ещё и выслушать не желали. Очень явно не желали. А неприятностей, если бы он побил их всех на месте, уж точно было не избежать, и поэтому Шизуо бежал по знакомым улицам, стараясь петлять, как только мог. И напряженно думал, как же так вышло, что он так глупо попался. Может, та бумажка на двери офиса блохи была поддельной. Или он перепутал адрес, или… Шизуо шарахнулся в сторону от девочки, которую держала за руку невысокая женщина, и свернул в сторону. Может, он не так хорошо знал проулки Икебукуро, как Изая, но все-таки…
Возле очередного перекрестка его что-то кольнуло в шею, улица перед его глазами померкла, он отключился. И не видел, как группа мужчин в черном осторожно поднимают его и перегружают в неприметный автомобиль.

Изая потянулся, захрустел пальцами, разминая их, и с довольной усмешкой поглядел на экран ноутбука. Сегодняшняя сделка оборачивалась как нельзя лучше. Настойчиво мигавшая в углу экрана иконка чата «Долларов» заставила его развернуть окно полностью. Сообщения мелькали одно вслед за другим, обсуждали – Изая не поверил своим глазам – похищение Хейваджимы. Средь бела дня на перекрестке.
Орихара захохотал, оттолкнувшись от стола, закружился в кресле, и все не мог остановиться. Вселенная одновременно остановилась (чем бы она ни занималась в тот момент) и вращалась вокруг него; его охватило безудержное веселье.
- Попался! Наконец попался, ха! Дубина! Доигрался, наконец! Ну и кто, кто теперь помешает мне, а?
Изая все ещё смеялся, выходя на улицу – все-таки требовалось убедиться в том, что улицы Икебукуро теперь совершенно, абсолютно, совсем безопасны. Убедиться самостоятельно, не от своих источников. Всего несколько минут ходьбы, и можно наслаждаться свободой, а точнее, осознавать её.
Эйфория высекала искры, которые плясали в глазах Изаи. На телефонный звонок с неизвестного номера он ответил спустя две трели, после того, как подошел к одному из перекрестков:
- Да?
- Орихара, так ведь?
- С кем имею честь общаться?
- Не столь важно. Я вот что хотел сказать, Орихара, - у звонившего был голос пожилого мужчины, в котором, однако, проскальзывали настораживавшие Изаю нотки, - твои вчерашние действия… немного неприемлемы для меня.
- А разве я что-то делал?
- Давай без этого, - на том конце трубки словно морщатся, - мы оба прекрасно знаем, что ты слил информацию о наркотраффике. А ведь у меня были такие планы….
- Кто вы? – перебил Изая.
- Я же говорил, неважно. Важно, что… Посмотри налево. Давай, ну.
Орихара медленно обернулся влево. В тот же миг его что-то ужалило в правое плечо. Боковым зрением, перед тем, как отключиться, он успел заметить малопримечательную девушку в плаще. Из трубки, которая выскальзывала из плохо сгибавшихся пальцев, донеслось:
- Изая, мальчик мой, меня ещё никто не переигрывал. Но будет удивительно, если у тебя это получится сейчас.

Это был плохой день.
Изая очнулся от холода. Вокруг было темно, хоть глаз выколи, и слышался скрежет металла и суховатое поскрипывание. Да ещё кто-то дышал недалеко от него. Он ощупал руками пол, поднялся и повел рукой вокруг себя. Пальцы наткнулись на холодное и твердое, и оно зашаталось от прикосновения, насмешливо поскрипывая металлом. Орихара вздрогнул; даже ничего не видя, можно было ощутить, как оно двигалось - большое и темное. Он ещё раз осторожно протянул руку в том направлении – теперь оно двигалось с меньшим размахом. Усилился тошнотворно сладкий запах – раньше он был слабее. Менее заметным.
Изая медленно шагнул вперед, выставив руки перед собой, и его передернуло ещё пару раз – задевал эти, большие и неповоротливые. И сиротливо скрипел металл. Может, цепи, или крючья, он не хотел этого знать. Ещё два шага, и он натолкнулся на шершавую ткань, и вместе с ним кто-то вскрикнул от неожиданности. Изая быстро шагнул назад и резко выдохнул, наткнувшись спиной на это, большое и качавшееся.
- Кто тут? – слишком хорошо знакомый голос. Чуть дрожавший, к тому же. Надо же. Он ответил, стараясь не дать ноткам облегчения пробиться в его слова:
- Никогда не думал, что меня запрут с Шизу-чаном.
- Сволочь, да ты… - облегчение звучало в голосе Хейваджимы. Ему тоже было страшно, оказывается. Глупый, глупый Шизу-чан. Изае хотелось расхохотаться, но он подавил этот порыв:
- Да, да, я тоже жертва обстоятельств. Успокойся.
Послышался металлический скрежет, потом – тихое ругательство, а потом что-то большое пролетело мимо Изаи. Он ощутил, как становятся дыбом волосы на затылке. Что-то – он смутно понимал, что именно, - с глухим стуком упало сзади, в паре метров от него, а Шизуо чертыхнулся.
- Я же сказал, успокойся.
- Да это всё из-за тебя, блять!
- Ну, не спорю, но, если бы ты, Шизу-чан, был чуть повнимательнее, то ты бы сюда не попал, я уверен в этом.
- Да ты…
- Кстати, где это мы? – Изая почувствовал на своих плечах тяжелые руки с ледяными пальцами, и быстро выскользнул – назад и чуть влево. – Не торопись меня убивать, Шизу-чан.
В ответ послышалось раздраженное сопение, и богатое воображение Орихары мигом нарисовало ему сжимающего кулаки, раздувающего ноздри Хейваджиму, который пытается успокоиться. Он еле удержался от хихиканья. Нервного хихиканья.
Было холодно
- Это какой-то морозильник.
- Да уж, я заметил.
- Ты…
- Продолжай, Шизу-чан, спокойно.
Шизуо глубоко вдохнул и продолжил:
- Маленький. Туши висят, кажется, свиные или коровьи. До стенок пару шагов. Дверей я не нащупал.
- О, ужас. Меня заморозят до смерти с тобой вместе, может, мне хотя бы за это воздастся, - Изая продолжил бы сыпать саркастическими замечаниями, если бы не приглушенная мелодия, звучавшая из кармана его куртки. В первый момент он задрожал – от неожиданности, конечно, от неожиданности. Судорожный вздох Шизуо вернул ему уверенность и даже чем-то порадовал. Орихара шикнул на него и достал телефон:
- Да?
- Ты ещё жив, да? Пообщались? Надо же, - удивился знакомый голос на том конце трубки.
- Где мы? Чего вы добиваетесь?
- Маленькая месть, Орихара, всего лишь маленькая месть. Впрочем, большого урона ты не нанес, так что… Как насчет пары часов здесь?
- Здесь? – Изая передернулся.
- Да, прожить несколько часов вместе с Хейваджимой. Температуру, конечно, понизим немного, но да ведь это не проблема? А там и дверцу найдем, - словоохотливо пояснил собеседник Изаи.
- А как мне узнать, что дверцу действительно найдем?
- В этом-то и вся прелесть, - мужчина хихикнул. – Ну, будем ждать.

- Ебануться, - мрачно констатировал Шизуо, выслушав пересказ разговора. Что-то зашуршало, послышался треск, и его лицо подсветилось снизу огоньком зажигалки. Слабый свет выхватил недоразделанную коровью тушу, и Орихара зажал рот рукой, пытаясь подавить приступ тошноты.
- Шизу-чан, не дури. Тут мало воздуха.
- Плевать, - Хейваджима прикурил и затянулся. – Быстрее сдохнешь, только и всего.
Температура ощутимо понизилась. Изая выпросил у Шизуо зажигалку и теперь мерил шагами действительно небольшую холодильную камеру, изредка поднося огонек к одной из туш – чтобы убедиться в том, что это обычная туша. Батарейка на телефоне села минут пятнадцать назад, а дозвониться Орихара так никому и не смог – исходящие вызовы были напрочь заблокированы. Затхлый, тошнотворный запах висевшего замороженного мяса тоже не добавлял оптимизма, а смесь его с табачным дымом так и вовсе вызывала желание удавиться. Или залить ноздри воском, только бы не слышать его. Кружилась голова.
- Хорош мельтешить.
- Холодно, Шизу-чан. Конечно, такому дуболому, как ты, холод, может, и нипочем, - Изая надеялся. Действительно надеялся, что сейчас они начнут наматывать круги по этой морозилке. И Шизуо будет ругаться и пытаться бросаться в него тушами, и станет чуть теплее. И все будет, как раньше, и все будет нормально. Нормально, ха-ха.
- Пошел ты.
Температура понизилась ещё на пару градусов.

Воздух вырывался изо рта отчетливыми морозными облачками – вырывался бы, если тут было, мать его, хоть какое-то освещение. Орихара дрожал, запахнувшись плотнее в свою куртку, и бездумно играл с зажигалкой – поднести огонек к туше, убрать, поднести, убрать, и так, пока на ней не останутся ледяные слезы. Вода замерзала обратно удивительно быстро. Крюки поскрипывали – они оба уже почти привыкли к этому звуку, но все равно нет-нет, да и хотелось вздрогнуть.
- Шизу-чан, ты живой ещё? – Изая разомкнул губы и снова щелкнул зажигалкой. В слабом свете было видно, как Шизуо медленно помотал головой. – Холодно, наверное?
- ..кнись.
- Что? Не слышу.
- Заткнись, говорю, - похоже, ему тоже было трудно говорить.
Изая подышал на ладони – не помогло. Спрятал руки обратно в рукава. Сказал задумчиво:
- Шизу-чан, мы ведь можем согреться, знаешь? Не хочешь, что ли?
Хейваджима молчал. Изая подошел к нему ещё ближе, приподнялся на цыпочки и выдохнул ему в ухо ещё одно облачко:
- Совсем-совсем не холодно?
- Отойди.
- Да ладно тебе, Шизу-чан, - не унимался Изая. – Ничего особенного, просто поможем друг другу.
- Поможем?
- Конечно, - Орихаре хотелось потеснить его к стене, но сдвинуть с места Хейваджиму можно было разве что грузовиком. Наверное.
- Зажигалку вот бери и грейся.
- Конечно! – преувеличенно бодро сказал Изая. – Дай сюда руку.
Он вытащил руку удивительно безразличного к происходящему Шизуо из кармана его брюк, щелкнул зажигалкой и поднес к огоньку их руки.
- Тепло ли тебе, девица? – спросил Орихара через пару минут. – Тепло ли, тебе красная?
- Отстань, - вяло огрызнулся Шизуо. Ему не нравилась ухмылка Изаи.
- Не помогает, сам видишь. Так что… - Орихара спрятал зажигалку в карман и медленно провел рукой по груди Шизуо, - обойдемся подручными средствами. Давай, грей меня.
Он снова провел пальцами по груди Хейваджимы, потом по рукам, почувствовал неуверенное касание и поторопил его:
- Да не стесняйся, Шизу-чан, как будто на свидании, честное слово. Хоть это и отвратительно.
- Впервые согласен, - ответил Шизуо, с силой проводя по рукам Изаи. Ещё раз. Ещё раз, чувствуя на себе его руки и, внезапно обозлившись, схватил его за плечи и толкнул.
Изая умудрился не налететь ни на что, кроме стены. Его тело ударилось об нее с глухим звуком, и сразу же на плечи легли тяжелые руки:
- Ты, - голос Шизуо был холоднее самого воздуха, а это почти невозможно, подумал Изая. – Ты во всем виноват. Запомнишь, правда?
Он не успел ответить.

Шизуо брал его ладони в свои и дышал на них, растирая каждую по отдельности, тряс его за плечи, опускался – и хлопал по ногам, а потом массировал их, сжимал до синяков. Его руки шуршали по ткани, когда он проводил по животу Изаи. Орихара в долгу не оставался – нащупывал в темноте руки Хейваджимы, спину Хейваджимы, бока, остервенело тер, чувствуя, как по телу медленно разливается тепло. Само собой вышло потереться об него всем телом, потом ещё раз и ещё, и он остановился в изумлении, услышав сдавленный судорожный вздох.
- Шизу-чан?
- Заткнись.
- У тебя… - ладонь Шизуо неторопливо накрыла его пах, и он сглотнул.
- У тебя тоже.
Хейваджима, казалось, был этим озабочен. Нет, не в том смысле, хотя, пожалуй, и в том тоже. Поэтому Изая не счел зазорным потереться о его ладонь, прежде чем сжать его член сквозь брюки:
- Теплее уже, а, Шизу-чан?
Он решил, что сдавленное мычание прозвучало согласием, и придвинулся к нему ближе.
- Ну. Обнимемся? – звучало бы издевательски, если бы не становилось ещё холоднее. Кажется, у Изаи зубы стучали, когда он говорил. – Давай, вперед.
Шизуо неуклюже, с опаской положил руки ему на плечи, а Изая вжался в него бёдрами, чувствуя, как тепло разливается по всему телу, стряхивает мурашки с кожи, и концентрируется в паху. Он обхватил Шизуо одной рукой, другой скользя по животу, вниз, под брюки – там ещё теплее. Хейваджима вообще был теплее, чем он, и Изая подумал, что это нечестно, и даже очень, и поэтому довольно улыбнулся, когда Шизуо вздрогнул. Конечно, руки-то холодные. А вот укуса за ухо он не ожидал, и дернулся, и Шизуо, довольно оскалившись, вжал его в стенку и начал трахать сквозь одежду – толкался, терся бёдрами, держал его за плечи и дышал где-то над ухом – хрипло, загнанно. Чертовски горячо. Орихара забывал лапать его, постанывая и толкаясь в ответ, за его спиной была очень холодная стена, а перед ним – Шизуо, и контраст сводил с ума. Не давал думать. Как жалко, что было темно.
- Быстрее, - выдохнул Изая. – Я сейчас замерзну же, - он явно издевался, потому что было уже плевать на всякие холодильники, не считая, конечно, стены. Но рукам, наконец, было тепло. И вообще тепло. И даже привычно-ненавистный Хейваджима другим казался, хотя поди разбери в темноте, какой он.
Горячая ладонь нырнула под его одежду, и Изая захлебнулся вздохом. Словно от пальцев Шизуо расходился электрический ток. Он содрогнулся, вцепился в спину Хейваджиму, ногтями провел вниз, оставляя длинные царапины. Шизуо зашипел, чуть не прошиб стену спиной Орихары, и начал шептать ему в ухо, двигая только рукой:
- Ты, чертова блоха, грязный извращенец, придурок долбанный, согрелся, наконец? Тепло ль тебе, девица? – последнее слово Шизуо прошептал, чуть касаясь губами уха Орихары. – А, девица?
Изая никогда не думал, что Хейваджима может говорить таким тоном, а ещё он никогда не думал, что он от этого тона может кончить, дрожа и скользя по стене из-за ставших вдруг ватными ног. Он вцепился в Шизуо, стараясь удержаться на подгибающихся коленях, а тот удержал Изаю одной рукой и прошептал: «А вот мне, девица, холодно», и прижал его руку к себе, направляя к члену. Изая переплел их с Шизуо пальцы, и пары толчков оказалось достаточно и для Шизуо.
Что там он говорил? Холодно? Или кто это говорил?

Через минут десять тонкий луч света пробился сквозь щель в стене, справа от них. Видимые теперь облачка пара сопровождали слова Изаи:
- Ну, выбираемся, Шизу-чан?
Орихара встал, не дожидаясь кивка Шизуо, и первым побрел к двери. Комната за дверью была пустой, но там, по крайней мере, было теплее. И значительно светлее, конечно же. И была ещё одна дверь, которая могла вести только наружу.
Хейваджима щурился от яркого света, а у Изаи снова зазвонил телефон. Неожиданно. Он устал вздрагивать от неожиданности.
- Ну что, ублюдок, легче тебе?
- Я бы не разбрасывался словами, Орихара. Но, наверное, ты прав – легче, - мужчина на том конце провода явно улыбался.
- И теперь что?
- Вольны, как птицы. Вы двое забавно смотрелись возле стены, особенно ты, мальчик мой.
Изая сглотнул и оглянулся на Шизуо.
- Но я, конечно, не буду на тебя давить, - доверительно сообщили ему. – Просто поможешь мне в одном дельце, договорились?
- Как будто у меня есть выбор, - фыркнул Изая.
- Будет тебе. Ты же убедился в том, что я держу слово? Как закончим, так и отдам запись.
До Изаи донеслись гудки. Он нахмурился и швырнул телефон об пол:
- Чертов ублюдок!
- Ты сдурел, Изая-кун? – привычно поинтересовался Шизуо. Изая был почти рад этим яростным ноткам в его голосе.
- Шизу-чан, ты ничего не разрушил, пока мы были здесь, молодец! – Орихара подмигнул ему и послал воздушный поцелуй перед тем, как дернуть за ручку двери, которая, оказывается, вела на улицу. – Продолжай в том же духе!

Пару недель спустя Шизуо обнаружил в почтовом ящике неподписанный конверт с диском внутри. Придя домой, недоумевая, кто же это прислал и что бы это могло быть, он вставил диск в проигрыватель. Включил. Пару минут молча смотрел в экран, буквально чувствуя, как его переполнял гнев, грозя перевернуть и без того неглубокую чашу терпения.
Потому что кто бы ни загнал их в тот холодильник, он понатыкал там инфракрасных камер.
Изая чувствовал себя почти – ладно, совсем чуть-чуть, - виноватым, убегая от Шизуо.
Тот день был определенно очень плохим.

@темы: [задание: 1 круг]