00:19 

.foRon [DELETED user]
Название: Bitter End
Автор: .foron
Фендом: Durarara!!
Пейринг : Изая/Шизуо
Рейтинг: R
Размер: мини, 1477 слов.
Статус: закончен
Диcклеймер: персонажи и мир мне не принадлежат
Использованные кинки: немота, замена воспоминаний, прилюдный рассказ о сексе.


Шизуо терпел до последнего перед тем как придти в палату к больному. Шизуо чертовски не хотел смотреть больному в глаза. Шизуо верит - верил - что Шинра может вылечить все, что угодно.
Шинра никогда не умел лечить то, чего нет.
Шизуо стоял у дверей, сжимая в руках смятый цветок. Шизуо отшвырнул его в угол. Шизуо точно так же смял чужое горло и отшвырнул его в угол.
И теперь стоит у палаты, и тянет время перед тем как зайти к больному.
Он зашел тихо и не сдержал дрожь - так сильно ощущалось отсутствие очевидного "Какого черта ты здесь?".
Изая, кажется, хотел что-то сказать. Из его горла послышалось тихое шипение. Казалось, он сам, наравне с Шизуо, испугался этих звуков.
Это уже не Изая. Это картинка - пустая двухмерность, незаметная со стороны - картинка вместо Изаи.
- Я... извиниться пришел, - пробормотал Шизуо тщательно отводя взгляд. "Спасибо, Шизу-тян, мне просто очень помогли твои извинения" сочащимся ядом голосом сказал бы Изая. Изая же картинка отвернулся и с головой накрылся одеялом.
Шизуо не хватало. Не хватало. Не хватало грубого "Уходи", не хватало ядовитого "Заткнись", не хватало чего-то.
"Ты не будешь сейчас убегать как трусливая девка." - сказал себе Хейваджима. - "Какой бы сволочью он не был - ты должен помочь ему".
Шизуо смотрит на белый рельефный шрам, окруженный светлофиолетывыми синяками.
Смотрит и выходит.
- Шинра, я обязан взять на себя ответственность за это.

Он берет ответственность и берет к себе домой Изаю.
Орихара хмур, и его некогда вечная улыбка не появляется на его лице: только морщинки из углов глаз напоминают о ней.
Орихаре не нравиться позиция Шизуо.
- Хочешь риса? - спрашивает Шизуо, - Что сделать на ужин?
Изая по привычке открывает рот. Когда рот закрывается, Изая хмур донельзя. В его глазах боль. В душе Шизуо - рваная рана.
- Рис? - переспрашивает Шизуо. Изая кивает и отворачивается. Открывает ноутбук - он теперь никогда с ним не расстается.
Шизуо уходит жарить рис.
Свою тарелку Изая уносит к столу с ноутом.
Шизуо идет за ним - садиться на диван, смотрит на сгорбленную спину. Жует подгорелый рис - себе он выгребал со дна сковородки.
Сгорбленная спина молчит, безмолвно молчит.
Они сидят так где-то часа два, рис доеден, пустые тарелки лежат на полу, Шизуо смотрит на Изаю, Изая смотрит в экран.
- Прости. - наконец говорит Шизуо, - Прости-прости-прости.
Женский голос из ноутбука безучастно сообщает, - Раньше думать надо, Шизу-чан. И уберись отсюда, ты мешаешь мне работать.
Хейваджима сжимает зубы. Моет тарелки. Смотрит за окно. Чинит покосившуюся полку в шкафу. И не выдерживает - приходит снова.
Обнимает похудевшее тело сзади и снова горько шепчет те же слова.
На экране жирными красными буквами написано "Убирайся".
На прощанье Шизуо проводит рукой по шраму, за что грубо получает под ребра. Изая смотрит волком.
Засыпает Хейваджима только под утро. Ему плохо, его вселенная тихонько рушиться на куски. Ему больно, его вина гложет нервы, тугой комок сердца сводит.

На утро он почти ничего не помнит. Он что-то жарил на кухне. Потом, кажется, пошел спать.
Шизуо чешет в башке и идет готовить завтрак. По застарелой привычке - на одного. По застарелой привычке идет на работу.
Том спрашивает его, - "Что с Изаей? Слышал, ты взял его к себе". - Шизуо снова чешет голову и выдавливает из себя "да все нормально". И сам задумывается - а что с Изаей? С работы Хейваджима отпрашивается пораньше, "сам понимаешь, некоторые обстоятельства...".

С Изаей все в порядке - снова сидит уткнувшись в ноут, а в квартире пахнет кофе. Шизуо уходит курить на балкон, а на ужин снова жарит рис.
- Ты это... прости меня, - говорит он, протягивая Орихаре тарелку с едой.
- Не надоело еще, Шизу, - безэмоционально зачитывает женский голос.
Хейваджима опускает глаза. Но, лежа с книжкой в руках, и наблюдая за быстро мелькающими по клавиатуре пальцами, задает себе вопрос, - "Надоело?". И внутренности сводит холодной болью. Шизуо вспоминает события прошлого вечера.
Захлопывает книгу и скрывается в своей спальне, снова забыв постелить информатору на диване.

Утром Изая спрашивает скрипуче-синтезировано, - Я не хочу помогать тебе затирать свою вину. Я хочу уйти.
-Почему?, - взвывает Шизуо. "Почему уйти? Тебе было так хорошо вчера, ты так радовался программе новостей, ты же - разве не ты? - показал мне большой палец, когда я попал банкой пива с балкона в мусорку?".
- Еще один день, - просит Шизуо.
Орихара хмыкает носом."
На ужин они едят салат, завернутый в омлет, и Шизуо корит себя за то что приготовил то же, что и вчера.
Перед отходом ко сну Хейваджима привычно стелит информатору на диване и треплет его по макушке. В ответ слышится равнодушно-участливое, - Сдохни.
"Почему?", - вновь думает Хейваджима, резким движениям опускаясь на пол в своей комнате, - "Ведь вроде бы нашли общий язык".

Утро начинается с новых воспоминаний. Шизуо, уткнувшись красным лицом в подушку, как отдавался вчера без остатка информатору. Как Изая языком рисовал сердца на его коже. Как плыл перед глазами горячий мир, как воздух в квартире кончался, раскалившись до предела.
Стыдно. Стыдно. Стыдно и немыслимо приятно.
Стараясь не краснеть, как шестиклассница, при слове "член", Хейваджима вспоминает, как проникал в него информатор, раз за разом, все жестче и жестче, заставляя прогибаться, заставляя вскидываться, прощая.
Молчание, секрет и стыд окутывают этот день.
Случайные прохожие, старый друзья - Шизуо аккуратно избегает всех, неловко уходя от скользких тем.

И новое утро меняет все, что только можно изменить. В памяти Шизуо - четкая картинка прошлых дней. В памяти Шизуо - старый друг и прекрасный любовник. В памяти Шизуо - секс, быстрый секс и медленно-тягучий секс. Любовь с первого взгляда и прогулки по Икебукуро.
Тонкие пальцы, растягивающие отверстие, смущение от первого раза.
Шизуо вспоминает как Изая обкусывает его соски, задорно смотря алыми глазами из-под челки. Как берет в рот, облизывая яйца и одним быстрым движениям облизывая головку.
Теплые посиделки с пивом и совместный просмотр "Гриффинов".
Шизуо ждет, пока в его постель заползет уставший Орихара - как это бывало раньше. Холодный уставший Изая-кун.
Холодный и уставший никак не идет. Шизуо встает, чтобы отнести заснувшего по дороге Изаю в постель и, к своему удивлению, обнаруживает его спящим на диване.
- Просыпайся, гадюка, - нежно говорит Шизуо и целует любимого в щечку. Орихара как ужаленный подскакивает.
- Ты чего? - удивляется Шизуо.
Изая молчит.
- Изая? Чего молчим?
Изая идет к ноутбуку.
- Не игнорируй меня, - рычит Хейваджима.
- Какого хрена, - безэмоционально спрашивает ноутбук. Лицо Изаи выражает эмоции за двоих - удивление, отвращение и ненависть.
- Перестань придуриваться! - кричит Шизуо и размахивается.
Удивление на лице Изаи сменяется непониманием и растерянностью.
Ноутбук лежит на полу. Разбитый монитор даже не искрит.
Хейваджима берет Изаю за горло.
- Какого хрена?! - кричит Шизуо. И - сдерживается. Бросает на пол знакомого с детства человека, бросает на пол любовника, бросает Изаю на пол, а сам убегает в пустынные улочки: рушить стены, нервно курить и ругаться матом.
Он приходит домой только в полдень, через 3 часа, открывает дверь единственным ключом и натыкается взглядом на информатора, который методично с остервенением режет занавески на маленькие кружочки и треугольники.
Шизуо закуривает прямо на пороге и повторяет, - "К чему весь этот цирк? Ты не можешь по-человечески сказать?". Орихара раздирает бинты на шее. Под бинтами белый шрам.
Дыхание перехватывает.
- Боже, боже. Я не знал. Прости, - Шизуо садится на колени и проводит рукой по шершавой коже, - боже, откуда он у тебя? Я, честно...
Орихара пытается пройти, но Шизуо перехватывает его за пояс и сгребает в объятьях.
- Не надо... не надо.
В дверь стучат: Том пришел проверить почему работник не на работе. Орихара пишет ножом на обоях всего два иероглифа "Забери меня". Шизуо чуть ли не плачет.
Танака отводит их обоих к Шинре.
К доброму доктору, который знает все и который отличный друг.
К доктору, который просит объяснить ситуацию.
"Я проснулся. Рано. Полежал в постели, подождал Изаю", - Шизуо жмуриться от необходимости описывать все это. А Шинре надо больше, все больше и больше подробностей. Почему ждал? Что значит"секс"?Каким был у вас первый , кхе, "акт любви"?
"Мы были тогда на крыше. Школа закрылась, а мы остались на крыше. Начали... стаскивать с друг друга одежду. Изая еще посмеялся, что смазки нет. Когда он... вошел было безумно больно. И приятно немного", - Шизуо краснеет, мнется, делает огромные паузы между словами, выходит из себя так, что Селти приходится удерживать его тенями.
"Я даже", - Шизуо шарит глазами по полу, - "Я даже темп помню", - признается он.
Стоит тишина. Отчего-то горькая и противная.
Шизуо поднимает глаза на Изаю: и читает в его взгляде страх. Страх и отвращение. Аккуратно входит в вену шприц с успокоительным - Шизуо никак не может отвести взгляд от испуганных красных глаз: таких далеких и незнакомых.

Новое утро приходит с болью и непониманием. Сидящий рядом Шинра сухими фактами сообщает, что у него редкий вид амнезии: одновременно и ретро- и антероградной. Глаза Шинры горят огнем любознания.
Селти не заходит в палату.
- Вылечим, обязательно вылечим, - говорит Шинра, - еще самому стыдно и смешно будет.
Стыдно и смешно?
Ха.
Шизуо уже стыдно и смешно, хоть он и не понимает из-за чего.

@темы: [задание: 1 круг]

   

Big Bukuro Fighting

главная