22:10 

Kassielle
Nobody's perfect but you were so close
Название цикла: "Способы убрать Изаю из своей жизни"
Авторы: Керстин, Kassielle
Фендом: Durarara!!
Пейринг: Шизуо/Изая
Общий рейтинг: PG
Жанр: романс
Общий размер: 1888 слов
Диcклеймер: от прав на персонажей и мир отказываемся
Таймлайн: промежуток в год между драбблами.
Примечание: в профайле Изаи указана любимая еда – ооторо, и боязнь глаз мертвой рыбы

Отвергнуть

Если и был кто в школе, кого Хейваджима Шизуо искренне, горячо и пламенно ненавидел, так это Орихара Изая. Треклятая блоха, чертов махинатор, единственная мелочь, которая портила – и портит - ему жизнь.
На последнем уроке в году эта мелочь развернулась и смотрела на него – долго, внимательно рассматривала, не моргала даже. Шизуо это невероятно взбесило, впрочем, как обычно, и только мерный тон учителя удерживал его от разгрома. Он мысленно считал до десяти, до двадцати, смотрел в окно и на двери; когда он перевёл взгляд на доску, Изая уже сидел спиной к нему. Можно было вздохнуть с облегчением и попытаться вслушаться в слова учителя – кажется, что-то о каникулах и зимних отработках, «особенно это касается вас, Хейваджима-кун».
Орихара развернулся с ехидной ухмылкой. Шизуо всё-таки сломал карандаш, за секунду до этого крутившийся между пальцев.
За испорченную мебель ещё и штраф выписали в кои-то веки. Хейваджима шел домой, представляя, что скажут родители и Каска, и мрачнел всё больше. Так что, услышав скрип снега позади себя, даже не обернулся, просто вырвал с корнем дорожное ограждение.
- Эй, спокойно, Шизу-чан. Дикий какой, - Изая улыбался. Да так, что хотелось немедленно взять эту улыбку и стереть, скажем, об асфальт. Или об стену дома, тоже неплохой вариант, Шизуо уже думал об этом, пока отбывал очередное наказание.
Орихара поднял руки кверху, ладонями к нему. Стервец.
- В кои-то веки поговорить хочу, а то всё драки да драки.
- Пошел вон, - сквозь зубы процедил Шизуо. Желез под руками гнулось, не ломалось от мороза – Шизуо казалось, что у него горят ладони, так хотелось растереть блоху по асфальту.
- Рождество праздновать будешь, нет? Дома, небось?
- Тебе-то что?
- Просто интересуюсь, Шизу-чан, просто интересуюсь. У меня было два билета на Окинаву, думал, может, тебя с собой взять, развеешься…
Хейваджима оторопел. Для полноты картины не хватало только приоткрытого рта. Изая хихикнул и продолжил:
- Да вот незадача, пока тебя догнал, мне перезвонила Чизуми-чан, сказала, у неё получается. Пропал твой Новый Год на Окинаве, Шизу-чан.
- Ты, чертов ублюдок!
На большее Шизуо не хватило – он уже устал слушать эту чепуху, да ещё и настроение было основательно подпорчено. Так что в Изаю полетело дорожное покрытие, согнутое в букву зет, а следом за ним – ближайший почтовый ящик. Орихара с легкостью уклонился от обоих метательных снарядов и умчался вперед, крикнув на ходу:
- Счастливого Нового года, Шизу-чан!
Хейваджима понесся было за ним, но потерял спустя пару поворотов.
- Ну и черт с ним, - Шизуо пнул фонарный столб, согнувшийся от прикосновения, и побрел домой.
Подарком под Новый год стало неожиданно мирное согласие родителей заплатить штраф и заодно уладить вопрос с его отработками. Обычно они пробовали хоть как-то поговорить с сыном, но в этот раз отец вздохнул и сказал, что тут уже ничего не поделать, и попросил Шизуо постараться сдерживаться. Тот сбивчиво пробормотал что-то в ответ - непривычно было не слышать упрёков.
Утром первого января над Хейваджимой нависла какая-то тень. Как только тот проморгался, тень до сцепленных зубов знакомым голосом пропела:
- Сюрприиз! – и грохнула на грудь Шизуо тяжелый ящичек, внутри которого что-то зазвенело.
- Ах ты… - в Изаю полетела прикроватная тумбочка, пролетела в сантиметре от его ухмылявшейся физиономии и ударилась об стену. Стена выдержала, тумбочка тоже, Орихара ретировался к окну.
- И ещё раз с Новым Годом тебя, Шизу-чан!
- Ты ж вроде на Окинаве был! – запоздало удивился Хейваджима, глядя, как Изая соскальзывает с подоконника.
- Никакая Окинава не сравнится с твоим изумленным лицом, Шизу-чан. Давай это будет наш первый Новый Год вместе?
Полетевший в Изаю ящичек в кои-то веки достиг цели, и Орихара растянулся на тротуаре. Шизуо с треском захлопнул окно.
- Ну, вот. А я так старался не разбить ничего, - Орихара деланно огорчился. Сбросил со спины ящичек, в котором звякнуло стекло, и зашагал к себе, пока ураган по имени Хейваджима не вырвался на волю. По дороге он открыл крышку ящичка и выудил уцелевшую бутылку молока.
- Твое здоровье, Шизу-чан.
Молочные «усы» он так и не обтер, и редкие прохожие с опаской косились на него.

Ретироваться

Работа в неродном городе напрягала. Учитывая нелюбовь Шизуо к праздникам, толпам и праздничным толпам, она напрягала вдвойне. Не говоря уже о том, что Хейваджиме приходилось работать в баре недалеко от реки Сёнай, который оказался популярным местом в праздничные дни.
Дождаться тишины было нереально – люди галдели, шумели, заказывали выпивку и рассказывали Шизуо пьяные слезливые истории. Пару раз доходило до рукоприкладства, однако Хейваджима сдерживался, хоть и с большим трудом.
Сначала, когда Шизуо только приехал в Нагою, приходилось работать в разных местах – на заправках, в магазинах, на парковках… Он копил деньги на обратный билет, порой отказывая себе в пачке сигарет.
Хейваджима сам решил попробовать себя в другом городе. Ему никто не мог позвонить, кроме Каски, а Каска был, наверное, занят. И не звонил. Изредка мысли неведомыми путями переключались с брата на Орихару, и тогда Шизуо ломал сигарету, или руку очередному пьянице, задержавшемуся у бара после закрытия. Даже воспоминания выводили из себя. И почему-то ему казалось, что Изая ещё даст о себе знать - он вроде обещал вернуться.
В самый канун Нового Года Шизуо договорился со сменщиком, которого прикрывал пару недель назад. Так что сейчас он с чистой совестью закрыл за собой дверь, оставляя позади осточертевшую болтовню, и медленно пошел домой. За хрупаньем снега под его ногами были слышны ещё чьи-то шаги, но оборачиваться Шизуо не хотелось.
Дойдя до перекрестка – слишком тихого и пустынного - Шизуо зацепился взглядом за верхушку замка Нагои. Пока он впервые за два месяца рассматривал её, в руки ткнулось что-то острое, в щеку - теплое и мягкое, губами клюнули, что ли. Хейваджима инстинктивно дернулся вперед, пытаясь ухватить за мелькнувший острый локоть, но пальцы зачерпнули воздух.
- С Новым Годом, Шизу-чан! Это наш второй год вместе, помнишь?
Стоял посреди перекрестка и ухмылялся, сволочь такая. Черное пятно на сплошном белом. Знал ведь, как дважды два знал, что Хейваджима до него не дотянется. А потом исчез, будто бы и не было, растворился в пустых улицах, как только Шизуо шагнул вперед.
Цепочка следов от рифленых подошв вела слева от Шизуо к центру перекрестка, и дальше он смог бы без труда проследить за блохой. Но не стал. Перевел взгляд на врученное ему - золотистый отблеск ленты резанул по глазам. За ней скрывался красный конверт, тошнотворно новогодний – с наклейками и белыми узорами. Он разорвал шуршавшую бумагу и уставился на глянцевый лист, коловший ладонь.
«Школа сомелье приглашает Вас на вечер, где лучшие мастера Нагои обучат новичков азам мастерства», — гласила гордая надпись шрифтом, напоминающим готический. Шизуо моргнул.
— Иии-заааа-я!
Всполошились от крика первые птицы, закружились вокруг перекрестка. Хейваджима сжимал в руках комок бумаги и не понимал, то ли злиться, то ли...
Щека горела.

Сменить тактику

- Знаешь, Шизуо…
- А?
- Шеф сказал, есть одно дело в Ниигате, придется смотаться туда на пару дней.
- Хорошо. Когда?
- Под Новый Год. А ещё у меня нехорошее предчувствие.
Шизуо чихнул. Том похлопал его по плечу:
- Все в порядке?
- Ага. Не знаю, с чего это я.
Впрочем, причину недомоганий можно было услышать, пока они подходили к перекрестку.
- …вот, значит, я Шизу-чана и прошу, давай встречаться! А он ни в какую, уперся лбом, точнее, руками в автомат с колой, и швырнул в меня!
- Да вы что! – ахнула Эрика. – И промолчал?
- Ни слова, - Изая энергично закивал, - даже думать не захотел, подумать только, такой решительный отказ.
Он приобнял Эрику за плечи и шагнул вместе с ней в сторону. Мимо со свистом пролетел фонарный столб.
- Оупс, у меня есть второй шанс. Ты понимаешь, да? – Изая подмигнул Эрике и помчался по перекрестку, вопя:
- Шизу-чан, давай встречаться!
- Сволочь! – вперед полетел ещё один фонарный столб, и Хейваджима понесся за извечным врагом.
Том вздохнул и пожаловался следившей за ними Эрике:
- У нас по полдня пропадает. И так каждую неделю.
- Для таких страстей не жалко и неде…
Эрику широкой ладонью заткнул подошедший Кадота.

Из-за чертовой блохи Шизуо всю дорогу - из Токио в Ниигату, из аэропорта к месту работы, от места работы к гостинице - страшно злился. Сигареты ломались одна за другой, Том, зная его темперамент, не решался его трогать. Придя в гостиницу, Хейваджима швырнул шарф на кровать, выудил из дорожной сумки пачку сигарет и отправился проветриться.
От гостиницы и до порта, где корабли издалека казались игрушечными, а соленый ветер изредка налетал с моря, толпа редела. Хейваджима, усмехаясь неведомо чему, купил на прилавке голову тунца, да так и прогуливался по набережной с промасленным свертком в руках.
Интуиция подсказывала ему, что сегодня следует ждать нехороших сюрпризов. А ещё он помнил прошлые два года, и, зная Орихару Изаю, он с уверенностью мог сказать - не отступится. Шизуо даже не хотел знать, на кой черт блохе нужно это представление, он понимал только одно - нужно его поймать. А там разберется.
Хейваджима выбросил окурок и обозлился - с чего это он думает об Изае даже здесь, вдали от Икебукуро и Токио вообще? Он потер щеку, и тут же сзади радостно отозвались:
- Хорошо отмечаешь, Шизу-чан?
Он медленно обернулся. Орихара стоял на узких перилах, отделявших набережную от причала, заложив руки в карманы.
- Ага. Ты и здесь меня нашел, а?
- Конечно, Шизу-чан. Ты ведь и не прятался, - усмехнулся так сладко, что у Шизуо чуть не заболели зубы. – Так что, празднуешь?
- Заткнись.
- Грубо-то как. Я ведь тебе подарок привез.
- А знаешь, я тебе тоже подарок приготовил, - усмехнулся в ответ Шизуо. – Держи, на ооторо будет!
Сверток полетел в Изаю. В полете обертка умудрилась размотаться, и Орихаре пришлось ловить скользкую рыбу, бессмысленно глядевшую в небо пустыми глазами. Он пошатнулся и чуть было не шагнул назад со скользкого уступа.
Иногда Шизуо действовал быстрее, чем думал. Вот и сейчас - только что стоял посреди набережной, и уже крепко держит Изаю за ноги, словно драгоценную статую.
- Шизу-чан, синяки оставишь ведь, - сообщил Изая, наклоняясь к нему.
Губы у него чуть поблескивали. Шизуо ещё подумал, зачем и как, а потом потянул его к себе и прикусил его за нижнюю губу.
- Это за Нагою, - пояснил он, оторвавшись полминуты спустя.

Смириться

На Окинаве было плюс восемнадцать, влажным воздухом с трудом удавалось дышать. Аэропорт будто бы строили в честь очередного Нового года – белым с красным. Два с половиной часа полета из Токио пролетели бы незаметно и спокойно, если бы не Изая.
Орихара объявился в сочельник примерно с тем же видом, с которым с далекого севера приезжают дальние родственники, - наглым и хитрым. Ходил вокруг да около, пока Шизуо решал, что делать, и стоит ли хвататься за тяжелые предметы. Когда Хейваджима окончательно решился переговорить, Изая предложил билеты на Окинаву – в первый-то раз у них ничего не вышло. Не вышло потому, что Шизуо в те годы убить готов был за один взгляд, а сейчас – терпел.
- А знаешь, Шизу-чан, я всегда мечтал утопить тебя на Окинаве, - задумчиво сообщил Изая, разглядывая Хейваджиму сквозь бокал шампанского. – И тогда тебя бы сожрал какой-то местный морской монстр. Представляешь, ничего не осталось бы.
- Спорим, я тебя быстрее утоплю? – отозвался Шизуо, подходя к его креслу. Изая погрозил ему пальцем:
- Э, нет, это не по законам жанра. Кстати, ты придумал, что ты мне подаришь?
- Небо в звездах.
- Правда? Я растроган. Только вот в ответ ничего не могу предложить.
Потягивая шампанское в перерывах между фразами, Орихара упустил момент, когда Шизуо легонько – по меркам самого Шизуо – стукнул его по затылку.
- Надеюсь, ты эти самые звезды увидел, - пробормотал Шизуо, перекидывая бесчувственного Изаю через плечо. – А в номере ты у меня подарочком будешь. А потом топиться будем. Отпуск большой, может, ещё что придумаешь.
Персонал гостиницы был предупрежден кем-то заблаговременно, а потому не обратил внимания на маленькую сценку в фойе.

@темы: [задание: 4 круг]

   

Big Bukuro Fighting

главная