01:12 

5 круг

Kassielle
Nobody's perfect but you were so close
Название: Тупик, куда ни глянь
Автор: Kassielle
Бета: [Dana]
Рейтинг: R
Пейринг: Шизуо/Изая, намек на Шинра/Селти
Жанр: дарк, экшн, дэсфик
Размер: миди (6242 слова)
Статус: закончен
Дисклеймер: от прав на персонажей отказываюсь
Предупреждение: смерть персонажей; можно найти ситуативный ООС, намеки на некрофилию и намеки на расчлененку.

Головокружение и тянущая боль в руке – не самое приятное, от чего можно очнуться. Но могло быть и хуже. По крайней мере, Изая смог встать с пола – медленно, очень медленно, цепляясь руками за спинку стула. На сгибе локтя пульсировал едва заметный след от укола. Орихара поморщился – только этого не хватало, ещё соображать, что ему могли вколоть, - и огляделся, стараясь не двигать головой слишком резко.
Он чуть ли не кожей ощущал, как стены чересчур маленькой комнаты без окон давили на него – Изая привык к просторному офису в Синдзюку и длинным улицам Токио. Стены были расписаны под джунгли: яркие, даже слишком яркие тропические цветы и птицы немыслимого окраса. Поневоле взгляд обращался к однотонной двери, которая обнаружилась слева. Он направился к ней, держась за голову и пытаясь понять, где именно оказался.
С первой попытки дверь не открылась. Изая подёргал за ручку, толкнул – не получилось, потом, обозлившись, ударил изо всех сил, и она сдалась. Он тут же захлопнул за собой дверь и обернулся. Перед ним был длинный коридор, освещенный тусклыми лампочками. Изая непроизвольно потянулся за ножом, но одернул себя: пока незачем.
Насколько он мог видеть, коридор раздваивался чуть дальше, и что-то светилось на дальнем конце. Орихара, сжимая виски холодными пальцами – головная боль усилилась, - попытался обдумать положение. Он очутился в замкнутом пространстве, откуда должен быть выход – иначе как он сюда попал бы? Но нужно было либо возвращаться в тесную пеструю комнатку, либо идти вперед, а в комнатке не было ничего, что хотя бы привело его к выходу. Изая зажмурился, нащупал заветный нож и пошел вперед.
Перед глазами внезапно возник лог чата за одиннадцатое число.

[Как здоровье, Канра-чан?]
[Вашими молитвами.]
[Что ж так грубо, Орихара-кун.]
Изая помнил, что от этого собеседника всегда стоило ждать неприятностей, но никогда не церемонился в обращении с ним. Церемонии не помогали улучшить положение дел.
[Знаешь ли, Орихара-кун… я когда-то тоже любил поиграть с доверчивыми людьми. Славное было времечко… Да только вот позже научили, что это бессмысленно. И ещё чуть позже я не успел проследить за своей внучкой, которая начала переписываться с неким Накурой. Знаешь такого?]
[Может быть.]
[И она теперь в больнице, представляешь, Орихара-кун?]


Иногда Изае приходилось хлопать себя по саднившей от укола руке, которая против его воли тянулась к тому карману куртки, где лежал нож. Он шел к развилке, щуря глаза и стараясь разглядеть, что окружало его с обеих сторон коридора. Сам себе он напоминал кота, крадущегося по чужой кухне. Орихара фыркнул и тотчас же закусил губу: он был уже возле развилки, а пространство за поворотом не освещалось скудным светом изредка мигающих лампочек.
Недалеко от него металлом чиркнуло по шершавому кирпичу, и Изая передёрнулся от этого звука. Он настороженно прислушивался к приближающимся шагам. Человек шел один, не пытаясь приглушить шаги или красться – значит, не боялся нападения, пронеслось в голове Изаи, пока рука нащупывала рукоять ножа. Вместе с шагами приближался и яркий искусственный свет, так что, когда из-за поворота вышли, Орихара судорожно выдохнул, отпуская нож, и выдавил из себя сухой смешок:
- Шинра, ты совсем сбрендил.
Кишитани стоял перед ним, чуть покачиваясь, и подсвечивал свое лицо фонариком. Как в дурном ужастике. Изая хихикнул, но зажмурился, когда ему в глаза ударил яркий свет:
- Убери это от меня.
- Ладно, - согласился Шинра и опустил фонарик. Изая моргнул пару раз, приноравливаясь к частичному освещению, и решил, что с его приятелем что-то не так, но пока не мог понять, в чем же дело. Рука снова дернулась к карману, и он еле успел схватить себя за локоть, поморщился и цыкнул сквозь зубы.
- Шинра, как ты сюда попал? Где мы вообще? Эй, Шинра, прием.
Кишитани не реагировал на слова Орихары, стоял, уставившись куда-то ему за плечо с мечтательным видом. Изая на всякий случай тоже обернулся, но ничего примечательного не обнаружил. Он начинал злиться – не зная правил игры, не можешь ничего сделать, а Орихара ненавидел быть бессильным. И если Шинра был каким-то чертовым проводником или кем-то ещё, то он справлялся со своей ролью из рук вон плохо.
Нельзя было точно сказать, отчего на белом халате всегда аккуратного Шинры остались тёмные пятна в районе бёдер, и это тоже не увязывалось в сознании Изаи с привычным образом школьного приятеля. Доносившийся до него тошнотворно-сладкий запах застоявшейся крови не внушал доверия.
- Моя Селти так здорово улыбается, ты знаешь? У неё очень светлая улыбка, и глаза сияют, а ещё у неё очень чистый голос, - заговорил Шинра, и Изая вздрогнул: его застали врасплох за размышлениями. - Она само совершенство, даже изнутри. Здорово так. Я в последний раз исследовал её, когда был маленьким, но тогда отец не дал мне закончить.
- Эй, Шинра…
- Тогда у нее просто головы не было, нельзя было довести всё до конца…
- Постой. Ты что, стащил у меня голову Селти? Шинра?!
Орихара точно помнил, что голова дюллахана была у него в сейфе, но не мог понять, как она могла оттуда исчезнуть – ведь даже Намие не удалось бы подобрать пароль. Хотелось схватить Шинру за плечи и трясти, пока тот не ответит. Шинра же продолжал мечтательно смотреть за плечо Изаи и бормотал:
- У нее такие глаза чудесные, и волосы, правда, потом немного слиплись, но она так радовалась, так радовалась своей голове. Улыбалась. Потом перестала, но это ничего, я ей помог, теперь она всегда улыбается.
- Шинра?! – Изая встряхнул приятеля за плечи, и его голова запрокинулась назад, словно у куклы. Но он поднял голову – слишком быстро, и посмотрел в глаза Орихаре.
- Что, не веришь? – свистящим шепотом спросил Шинра. – Не веришь, да? Идем, покажу.
Рука сама собой потянулась к ножу, но Кишитани вцепился в нее, как клещ, и потащил Изаю за собой, беспорядочно высвечивая стены коридора впереди. Они дважды свернули, пока Шинра не привел Орихару в ещё одну тесную комнатушку. Там невозможно было дышать от тошнотворной смеси запахов, Изая зажал рукавом нос, а Шинра начал искать выключатель. Луч от фонаря вылавливал то развешанные по стенам инструменты, то пустые крюки; Шинра, наконец, нашел выключатель и щелкнул ним.
- Смотри, правда, замечательная улыбка?
Орихара только раз глянул и сразу согнулся пополам – его вырвало от увиденного. Перед ним была каталка, вроде тех, на которых перевозят пациентов скорой помощи, а на ней лежала Селти. Обнаженная, с аккуратно зашитым шрамом на шее, который едва угадывался за уже начавшей сохнуть кровью. Из-за пореза от уха до уха казалось, что она в самом деле широко улыбается. Изая поднял глаза и зажал себе рот рукой – настолько дико выглядела такая Селти. У него в голове не укладывалось, как Шинра мог так поступить, тем более, если помнить, насколько тот её обожал. Хотя… Сейчас Орихара не был способен размышлять долго, он упал на колени, отчаянно стараясь забыть увиденное. Подобное не встречалось ни разу за все время его работы

Ноги Селти были разведены широко в стороны, на бедрах – изнутри – была кровь. Изая вспомнил о лягушках, которых они препарировали на уроках биологии, и его снова стошнило, слишком уж невовремя подоспело сравнение. Он с трудом дышал, не в силах думать хоть о чем-то, кроме глотка свежего воздуха.
- Она такая податливая, хотя раньше сопротивлялась. Дралась даже, представляешь? А только что Селти была просто восхитительной.
Орихара резко повернул голову на голос и зажал себе рот рукой – Шинра повел по воздуху окровавленной ладонью. Пятна на его халате были буро-красными, и, кажется, сейчас Изая понял, отчего.
Уговаривая себя двигаться, Орихара поднялся и потащил Шинру к дверному проему, загораживая им каталку. Тот не сопротивлялся, а Изае понадобилось пару минут, чтобы отдышаться и прийти в себя. Воздух из коридора был пыльным и сухим.
- Шинра. Шинра, что ты натворил?
- М?
- Ты что сделал?! Ты Селти убил? Ты?! Из всех людей, ты?!
- Почему убил? Она спит просто, я анестезию дал, - безмятежно отозвался Шинра.
Изая уже с трудом удерживал трясущуюся правую руку с раскрытым лезвием ножа у горла Шинры. Он тяжело дышал, хватая ртом воздух, как рыба, и смотрел на свою руку, не понимая, когда и как он успел это сделать. Кончик лезвия вычерчивал тонкую красную линию на коже Шинры, и через пару ударов сердца тот словно очнулся.
- Изая? Где это мы? Что… - Он обернулся.
Какое-то время он стоял молча, потом развернулся к Изае, посмотрел сначала на свой халат, затем на него – и быстро, без единого звука выхватил у Орихары нож и перерезал себе горло. Так же, как и у Селти. Изая всё ещё глядел на свою руку, которая – он чувствовал – снова ему подчинялась, а Шинра, словно мешок, свалился ему под ноги.
Такого просто не могло быть, это какой-то сумасшедший сон, подумал Изая, всё ещё сжимая в руке нож. А раз сон, думал Изая, то больно быть не должно. Он прижал лезвие ножа к предплечью и взмахнул рукой. Боль отдалась в шее и в голове, и этого хватило, чтобы он отключился. Перед глазами ещё мелькнула яркая нить накаливания лампочки.

[Сочувствую.]
[Лжешь. Ты её даже не помнишь.]
Изая не собирался опровергать его.
[И может, даже и не вспомнишь. Так будет лучше. Но Орихара-кун, я бы хотел помочь тебе забыть это.]
[Что Вы имеете в виду?]


Во второй раз Изая очнулся уже без головной боли, что радовало. Он сразу же поглядел на левую руку, даже закатил рукав – на длинной царапине была корочка, а вот куртка осталась целой. Но он же резал себя? Орихара оглянулся, ожидая увидеть каталку и неподвижного Шинру, но комнатка была пустой. Только блестели в свете яркой лампочки металлические крюки. От воспоминаний к горлу подкатил комок, но Изая пересилил себя и осторожно поднялся. «Значит, галлюциноген. Сильный», решил он, проведя рукой по сгибу локтя, где едва саднил укол. Он медленно приходил в себя, благо, воздух не пах ничем, кроме пыли. Однако Изая помнил, что коридор не заканчивался одной этой комнатой, и не знал, чего ожидать дальше.
Рука метнулась к ножу, и ему пришлось стукнуть себя по предплечью, чтобы она снова ему повиновалась. Орихара напряженно вспоминал, отчего мог появиться такой эффект. Он собирал воедино крупицы знаний, пытаясь просчитать ближайшее будущее. Пока выходило, что он находится в неком замкнутом пространстве, обколот сильным галлюциногеном и вполне может заколоть себя в приступе безумия. «Молодец, Изая, здорово влип». Однако он всё ещё мог вернуться к развилке и попробовать другой путь – в серой комнате за его спиной не было никаких дверей.
Определившись, он оперся на правую руку, медленно, прислушиваясь к себе, и, когда ничего не случилось, мысленно вздохнул с облегчением и поднялся. Изая решил всё-таки осмотреть комнату и повернулся, стараясь не глядеть в центр комнаты. Крюки всё так же поблескивали в свете лампочки, на одном из них висела простая черная резинка для волос. Орихара прищурился, рассматривая её, подумал и положил в карман – может, пригодится. Больше ничего стоящего он не нашел, ни выхода, ни тайных дверей.
Обратно он возвращался значительно быстрее, чем когда шел с воображаемым Шинрой, но все равно Орихара тщательно прислушивался – не будет ли ещё каких-то… шагов. Или чего похуже. Он не знал, что может выдать на-гора его подсознание в следующий миг. Изая глубоко вдохнул и шагнул в коридор с мигающими лампочками – задумавшись, он не заметил, как дошел туда. Где-то недалеко затрещала и погасла лампочка, и Орихара рефлекторно выхватил нож и направил его в сторону звука. Убедившись, что не произошло ничего необычного, он хотел было положить нож обратно, но рука не слушалась. Он с большим трудом удержал непослушную руку от того, чтобы перерезать горло. Что-то коснулось его бровей. Изая, тяжело дыша, утер лоб левой рукой и удивился – кожа была влажной.
- Хуже, чем я думал, - пробормотал Изая. – Надо выбираться.
Даже если его раны были почти фантомными, ему не хотелось снова это видеть.
Лампочки шипели и перемигивались, когда он шел дальше по коридору. Орихара больше не обращал внимания на то, что его окружало – сейчас в голове вертелись слова Шинры и навязчивое стремление привязать свою руку к телу. Он подозревал, что иначе перережет себе горло или вскроет вены, так, мимоходом.
Сбоку обнаружилось окно, которое отвлекло Изаю от опасных мыслей. Но, наученный горьким опытом, Орихара приближался к нему очень медленно, мягкой, крадущейся походкой, на всякий случай придерживая себя за локоть. Окно казалось крепким, стекло – тоже, он не был уверен, что сможет выбить его. Но сначала нужно было понять, что за ним.
В первый момент Изая отшатнулся – за стеклом полыхал пожар, и трудно было понять, горели ли человеческие тела или что-то ещё. Как ни странно, но стекло и рама оставались чуть тёплыми – не удержавшись, он протянул руку к окну, провел по ним пальцами - и упругими, но не хотелось проверять, насколько. Язык пламени лизнул стекло с той стороны, и Орихара отшатнулся, чувствуя, что снова теряет над собой контроль.
Пришлось толкнуть стену плечом, потом ещё раз, и после очередного болезненного удара он снова владел обеими руками, однако не мог сказать, надолго ли это. Впору было начинать бояться себя, но он вытеснял эти мысли другими, пытался понять, что из хлама, валявшегося под окном, можно использовать. Ещё он мысленно перебирал своих недругов,– достаточно могущественных, чтобы устроить ему такое «развлечение» - Изая фыркнул про себя, но тут же содрогнулся, вспомнив два трупа в серой комнатке. Нет, тут он был виноват сам, но все-таки, кто?
С трудом отойдя от окна – пламя приковывало взгляд, независимо от того, что его подпитывало, Орихара пошел дальше. Он надеялся, что коридор когда-то кончится, ну, или в конце обнаружится что-то обнадеживающее. Например, дверь наружу. Или комната с дверью наружу. Надежда умирает последней, правда? Изая хохотнул.
В конце коридора, спустя пару сотен шагов, действительно обнаружилась дверь, такая же, как та, за которой была тесная яркая комнатушка. У Орихары чуть заломило в висках, когда он вспомнил стены буйной расцветки, но он покачал головой и подошел к двери.
Ни следа дверной ручки, поверхность была глянцевой и отражала слабый свет. На ней были видны мелкие царапины. Изая представил, как кто-то скребся в неё, срывая ногти, пытался найти что-нибудь, чтобы её открыть, и сглотнул. Кажется, у него разыгралось воображение, потому что заболели его собственные пальцы.
Тут требовалась поистине нечеловеческая сила. Орихара поморщился, так как нечеловеческая сила с недавних пор ассоциировалась только с одним человеком. Хейваджима, наверняка, седьмой сон видел. Или по городу бродил, чертово одноклеточное. Да зачем сейчас вообще думать о нем, не призовут же мысли Орихары его сюда? Чтобы он открыл дверь и вытащил из этого кошмара? Изая засмеялся и медленно отошел от двери.
- О, да, если ты есть там, снаружи, спаси меня, Ши-зу-чан, - прошипел он сквозь зубы, хватаясь за руку, которая снова нырнула в карман за ножом. После того, что Изая видел в серой комнате, было труднее контролировать руку, да и временами ему хотелось все-таки посмотреть, что будет – экспериментатор в нем не дремал, предлагал разные действия. Пока что Орихара ограничился тем, что смерил дверь злобным взглядом и пошел обратно, к окну. Может быть, там была ниша, которую он проглядел, или все-таки можно было выдавить странно упругое стекло, что угодно - лишь бы действовать. Изая помнил, что бездействие сводило с ума, даже если это была вынужденная передышка в дневной рутине.
Чем ближе Изая подходил к окну, тем меньше ему хотелось это делать. Отблески пожара за ним, которые были видны на стене напротив, то и дело становились тусклее, словно кто-то метался по этой комнате, объятый пламенем, пытался найти выход, слепо натыкался на стены и снова бежал. Наверное, воображение расшалилось, или что, но Орихара обнаружил на правом рукаве язычки пламени и яростно захлопал по руке другим рукавом, чтобы потушить. Справившись с собственной одеждой, он, наконец, подошел к окну.
В первый момент он не поверил своим глазам, пришлось ущипнуть себя. Не помогло. За стеклом действительно был человек, высокий и в чертовски знакомой униформе. Сейчас он стоял спокойно, спиной к Изае – кажется, в области, где пламя было не таким сильным, а может, и вовсе не могло его тронуть. Изая шагнул к окну, тихо, как будто его могли услышать с той стороны стекла, и следил за ним широко раскрытыми глазами. Человек оглянулся по сторонам от себя, и замер, когда посмотрел через плечо. Очередная вспышка пламени ослепила Изаю на пару коротких секунд, а когда он снова мог видеть, тот, за стеклом, уже полностью развернулся к нему, и теперь было ясно – это точно Шизуо. В покрытых копотью очках и слегка дымящемся костюме. Он, наверное, сказал что-то – губы шевельнулись, но Орихара не разобрал, - потом пожал плечами и зашагал к нему. Что-то завораживающее было в том, как Хейваджима шел сквозь огонь, неторопливо, не обращая внимания на то, что вокруг него были горящие трупы – теперь Изая точно это видел.
У Орихары снова начались разногласия с рукой как раз в тот момент, когда Шизуо подошел к стеклу с той стороны. Забавно, ухитрялся думать Изая, с трудом удерживая правую руку подальше от кармана, его самого охватывает подобие паники, когда это всего лишь рука, которая не желает слушаться, а чертов Хейваджима спокоен, словно ледник. Изая хихикнул и стукнул обеими руками по стеклу, которое прогнулось от его удара и сразу стало на место. Со своей стороны Шизуо уже дымился, проводя тающей рукой по стеклу. Орихара проигрывал, рука нащупывала нож, а со стороны стекла слышались глухие удары.
Когда он порезался – специально провернул в кармане нож, чтобы порезаться, чудом успел, - он снова владел обеими руками. Палец чуть кровоточил. Изая поглядел в окно – там действительно был Шизуо, но за ним невозможно было уследить. Сейчас он бросался из стороны в сторону, словно загнанное животное, на стенах оставались вмятины от ударов его кулаков. Когда он нечаянно повернулся к окну, Орихара содрогнулся – даже так, издалека, за стеклами очков, трудно было понять, что на тебя смотрит человек. Хейваджима бросился к окну, снова ударил в стекло – Изая даже голову втянул в плечи, но нет, осколков не было, оно просто прогнулось к нему. Он отошел немного в сторону, потому что Шизуо продолжал бить, и то, что Орихара уже не осмеливался назвать стеклом, прогибалось всё сильнее и издавало высокий гудящий звук с каждым ударом. Стал слышен треск пламени там, за окном. Изая ждал, пока Хейваджима выберется сюда, к нему, а в том, что выберется, Изая не сомневался – зачем-то же он оказался здесь.
Шизуо бил всё быстрее, остервенело, стекло поддавалось всё легче, а Орихара приподнял воротник куртки – дым уже начинал душить горло. Наконец в стекле появилось отверстие, которое расширилось быстро, как будто на самом деле это была плёнка. Шизуо, пользуясь моментом, прыгнул вперед, чуть ли не на руки Изае, который, однако, благоразумно отошел в сторону и во все глаза смотрел на окно. Отверстие само затянулось за пару секунд, и окно выглядело невредимым. Орихара даже провел пальцами по стеклу – прохладное, как и раньше, и ни трещинки, целое. А потом ему стало не до этого – всё ещё не восстановивший дыхание Шизуо схватил его за горло и приложил о стенку.
- Старые добрые времена, - проговорил Изая, хотел хихикнуть, но закашлялся – горло сжали чуть сильнее. С опаленными волосами и следами копоти на лице, во всё ещё дымящейся одежде, Шизуо выглядел ужасно. Но это не шло ни в какое сравнение с его взглядом.
- Чертова блоха, это всё из-за тебя, да?!
- Спокойно, Шизу-чан, если ты меня задушишь, некому будет говорить.
Он не хотел лезть за ножом, как обычно – быть может, потому что показывать слабость перед ним было неловко, или потому, что сейчас был не тот случай, или потому что сейчас важнее было убедить Шизуо дать ему дышать. Попутно он отметил, что эта галлюцинация – если Шизу-чан действительно был галлюцинацией – более убедительна.
- Только попробуй что-нибудь вытворить.
Изая только сейчас понял, какое же это счастье, когда можно дышать спертым пыльным воздухом. Пока он пытался вернуть себе голос, Шизуо разглядывал окно, скрестив руки на груди. Потом повернулся к нему:
- Ну?
- Что?
- Рассказывай, черт побери.
- Я не знаю. Честное слово, Шизу-чан, я не знаю, как я сюда попал, - Изая поежился, вспомнив комнату с крюками. – И не знаю, как отсюда выбраться.
- Постой, ты – и не знаешь? – Он выглядел удивленным. – Ты же вечно в курсе всякого дерьма.
- Ну, не сложилось. В это дерьмо я и сам влип.
Хейваджима молча обдумывал услышанное. Изая мог бы приподнять крышку его черепа и заглянуть внутрь – увидел бы, как движутся шестеренки, он был в этом уверен.
- А меня-то за что?
- Без понятия, - Орихара состроил самую серьезную и одновременно невинную физиономию, на которую только был способен. – Тут есть три комнаты, и четвертая, из которой ты выбрался. Кстати, там, - он кивнул на стекло, - некуда было идти, кроме как через окно?
- Не-а. А может, и было, - Шизуо тяжело вздохнул, - только вот тебя увидел, и перемкнуло.
- Ага. Перемкнуло, как меня увидел. Ясно, - Изая нервно облизнул губы. – Знаешь, Шизу-чан, давай попробуем поискать выход.
- А разве он тут есть?
- Я же говорил – тут три комнаты. Огонь расплавил остатки твоих мозгов?
Изая нервничал, ещё и потому, что, кажется, его рука снова озаботилась поиском оружия. Дразнить Шизуо в такой ситуации было не самым лучшим решением, но он не мог ничего с собой поделать, это было привычкой, въевшейся под кожу, а привычные действия отвлекали от мыслей о том, как Шинра...
Орихара обнаружил, что методично бьется головой о грудь Шизуо, повторяя «я ни при чем». Хейваджима взял его за плечи и мягко отстранил от себя.
- Ладно, блоха. Прикончить я тебя всегда успею. Где там твои комнаты?
Изая взглянул на него – Шизуо глядел ему в глаза. Может, и не спокойно, но он явно был настроен на взаимопомощь. Нет ничего надежнее вынужденного сотрудничества, не так ли?
- Две справа, если смотреть отсюда, одна сле.. эй, ты куда?
- К тем двум, о которых ты сказал.
- Но я там уже был. Я оттуда пришел, вообще-то.
- А я там не был. К черту, может, там стенку проломить надо было, а ты, блоха, не додумался. Или силенок не хватило.
Изая ткнул его в плечо, Хейваджима зашипел, отшатнулся – наверное, там был ожог, и пошел дальше. Орихара видел, Шизуо был напуган – как и любой нормальный человек в такой ситуации. Но он находил в себе силы зубоскалить. Удивительно. Изае приходилось шагать чуть шире и чуть быстрее, чтобы идти вровень с ним.
У развилки Изая остановился, как вкопанный, сжимая и разжимая пальцы; ему очень не хотелось туда возвращаться.
- Эй, блоха, идешь?
- Да чего я там не видел, - попытался отшутиться Изая. Но тут Шизуо, который углубился было за поворот, вернулся и схватил его за руку.
- Или вместе стоим здесь, как два столба, или идем дальше. Я тебе не доверяю, - на ходу сообщил он Изае. - И черта с два оставлю у себя за спиной.
Орихара едва его слышал, он был слишком занят, поневоле сравнивая, как вцепился в него Шинра – час назад, больше, меньше, когда? – и как сейчас держал его Шизуо. Его пальцы были теплыми, даже сквозь куртку чувствовалось. Орихара на автомате отметил донесшийся до него запах гари, табачного дыма и почему-то снова сладковатый металлический запах. Он резко остановился – они были почти возле серой комнаты.
- Ну, что?
Изая не отвечал. Он изо всех удерживал руку с ножом напротив Хейваджимы, стараясь не дать ей двинуться дальше. Он был уверен, что стоит только коснуться Шизуо лезвием – и тот пропадет, совсем пропадет, а оставаться без компании, пусть и такой, он больше не мог.
- Забавно, правда? – Орихара засмеялся, стараясь справиться с рукой; он кусал губы и мелкими шагами отходил к стене.
- Что. Твою мать. Забавного?
- Такая шикарная возможность тебя убить, а не хочется.
Изая, наконец, добрался до стены и от души приложился об нее плечом. Пальцы правой руки разжались, и нож чиркнул металлом по стене перед тем, как звякнуть, падая на пол. Орихару трясло.
- О, только не снова, пожалуйста, - руки у него дрожали, когда он наклонился за ножом, но Хейваджима успел раньше него. Поднял нож брезгливо, двумя пальцами, перед собой, перевел взгляд на Изаю:
- Что за чертовщина?
- Просто я могу убить кого угодно, - с кривой ухмылкой пояснил Орихара. – Себя в том числе. Руку не контролирую, видишь ли, не то, чтобы это мне нравилось…
На мгновение в глазах Шизуо промелькнуло что-то – Изая затруднялся сказать точно, что именно.
- Может, если вывихнуть тебе руку…
- Фи, Шизу-чан, какие мы кровожадные, - Орихара фыркнул и скривился, не признаваясь, что уже обдумывал этот вариант. - Вряд ли это поможет.
- Жалко, - протянул Шизуо. – ладно, забудь. Часто это происходит?
- Не слишком. Слушай, верни нож, м?
- С чего бы?
- Просто верни.
Они буравили друг друга взглядами, пока Хейваджима не протянул ему нож – медленно, рукояткой вперед. Кивнув, Изая поспешно спрятал его в карман. Шизуо молчал, видимо, что-то обдумывая. Потом снова взял его за руку, уже за правую. Изая хмыкнул:
- Меры предосторожности?
- Типа того. Не помешает.
Запах металла – точнее, крови, Орихара точно знал, что крови, - усилился, когда они подошли ближе. Шизуо шел впереди, и поэтому Изая уткнулся лбом в его лопатки, когда тот резко остановился на пороге комнаты.
- Ну, что там?
- Не знаю, - голос Шизуо звучал неестественно. – Ты точно себя контролировал?
- Да что там такое, твою мать?
Изая протиснулся между Хейваджимой и дверным проёмом и уставился на лужу свернувшейся крови посреди комнаты. Он точно мог сказать, что столько крови поместилось бы в двух взрослых людях.
- В прошлый раз не было, говорю тебе.
- Да? – Шизуо прищурился, глядя на Изаю. – Уверен?
- Нет, не уверен, но какая разница, вперед.
Он толкнул Шизуо и сам прошел внутрь, внимательно осматривая комнату. Внешне ничего не изменилось, кроме кровавой лужи. Крюки всё так же тускло поблескивали в свете лампочки. На всякий случай Изая простучал все стены, чего не делал в первый раз, но ни за одной из них не обнаружилось чего-то стоящего – звук был везде одинаковым.
- Ну, убедился, мистер Шерлок Холмс?
Язвительность Орихары в этот раз была растрачена попусту – Шизуо с сосредоточенным видом оглядывал крюки сверху и даже дернул пару штук. Третий остался у него в руках. Изаю вдруг невероятно рассмешил звук сыплющейся штукатурки. Хейваджима посмотрел на оторвавшийся крюк и аккуратно положил его под дырой в стене.
- Ну, дальше куда?
- Сначала нужно выйти в коридор, естественно.
- Изая-я-я…
- Ладно, ладно, - он поднял руки вверх, словно защищаясь, и с неудовольствием отметил, что правая снова рвется к ножу. – Иди давай.
Шизуо тоже заметил, что у Изаи проблемы, и взял его за руку. Словно в тиски, надежно, не вырвешься – Орихара подергал рукой на всякий случай и ухмыльнулся в ответ на тяжелый взгляд. Появилось ощущение, что ему необходимо что-то сделать, например, снова попробовать вырваться, или развить другую бурную деятельность, но ощущение было слабым.
Изая, идя за ручку с Шизуо в тот конец коридора, где была пестрая комната, пытался понять, как же он до такого докатился. Причем он даже себе не признавался, что имел в виду под «таким» - хождение за ручку или всю ситуацию, когда тебя грубо выдергивают из привычного ритма жизни и заставляют играть по чужим правилам, на незнакомой территории. Изая был уверен – если бы хотели его убить, сделали бы это десять раз. Он не монстр или чудовище, - Орихара содрогнулся, вспомнив о Селти, перевел взгляд на Хейваджиму, который тащил его за собой, и тихонько фыркнул. Монстр, ещё чего. К сожалению, а может, к счастью, он обычный человек, а потому хватило бы точного выстрела. Понадобилось слишком много хлопот ради того, чтобы он сейчас подозревал всех и вся и к тому же стремился своими руками себя прикончить - это о чем-то да говорило. Например, о связях его недругов с крупными фармацевтическими компаниями – в его случае галлюцинации оставляли место для привычного течения мыслей, Изая был в этом уверен. Но кто же…
- Эй. Ты об этой двери?
Голос Шизуо вырвал Орихару из размышлений, и он понял, что они пришли к той самой тесной комнатушке, откуда он выбрался некоторое время назад. В этой темнице без окон, без дверей он совершенно потерял счет времени.
- Да. Туго открывается.
Шизуо без особых сложностей открыл дверь и заглянул внутрь:
- Почти как чулан.
- Да, местечко не из приятных, - Изаю снова не тянуло зайти. – Там ничего нет, кроме стула.
- Серьезно?
- Да. Разве что мистер Шерлок Холмс стукнет по зеленой завитушке возле потолка и…
Орихара запнулся – Шизуо в самом деле методично простукивал стены, в особенности там, куда сам Изая достать не мог. И когда после очередного удара, прозвучавшего иначе, на пол посыпались песок, известка и упало что-то ещё, Изая не выдержал, втиснулся в комнату, не обращая внимания на то, что за ним снова захлопнулась дверь, и подошел к упавшему предмету.
- Шутка, что ли? – пробормотал Изая, отряхивая от пыли детский пистолет с присоской на веревочке. – Нет, надо мной точно кто-то издевается. Шизу-чан, а скажи-ка мне, отчего ты такой умный последнее время?
Шизуо смутился, посмотрел в сторону:
- Брат детектива играл в одном фильме.
- А-а-а. Спорим, ты пару десятков раз отсмотрел все фильмы серии?
- Изая…
- А что? Давай попросим его сняться где-то ещё, глядишь, ещё чему научишься.
- Ты!
Орихара снова болтался на некоторой высоте от пола. Только это было уже не смешно.
- Шизу-чан. Шизуо. Отпусти меня. Отпусти или держи за руку, иначе я не знаю, что произойдет.
Хейваджима успел поймать Изаю за правую руку и прижать к стене. Теперь Изая держался за руку Шизуо, другую его руку Шизуо держал сам, и ногами можно было либо упираться в стену, либо обхватить этого монстра, что он и сделал.
- Эй!
- Ты же не хочешь, чтобы я задохнулся, а, Шизу-чан? Сейчас важнее выбраться. Да-да, мы друг другу не доверяем, - он поморщился, чувствуя, как сжались на горле пальцы, - я помню, но нужно сделать что-то с этой рукой. Нет, резать и калечить не нужно, или ты тоже пропадешь.
Изая вдруг четко представил, как Шизуо ломает ему руку – выворачивает под немыслимым углом, давит, слышится хруст треснувших костей, и они окончательно ломаются, выходя из кожи под разными углами, и боль – ярко-алая, растекается по руке и заглушает какие-либо мысли…
- Ты что несешь?
Изая помотал головой:
- Ты уже пропал один раз, я ещё тогда палец ножом проткнул, просто взял и пропал, а ты страшный был, Шизу-чан.
- Изая?
Орихару трясло крупной дрожью, наверное, потому, что он не мог двинуться, а не подчинявшаяся ему рука требовала хоть какого-то действия. Наверное, это было связано с той дрянью, которую ему вкололи, успел подумать он перед тем, как снова раскрыть рот:
- А ещё Шинра совсем сбрендил и убил Селти, представляешь? А потом я резанул себя ножом, и он исчез, и я хочу это забыть, но не получается, понимаешь? А если удастся себя убить, кто тогда будет люби…
Голова Изаи дернулась, и он с удивлением ощутил, как горит щека. Шизуо никуда не исчез, стоял себе, служа ему невольной опорой. Комнатка снова давила, угнетала пестротой красок.
- Давай так. Ты забываешь эту чушь. Мы придумываем что-то с этой твоей рукой. И ты не истеришь.
Хейваджима прошептал это, касаясь лбом лба Изаи – слишком близко, слишком интимно, Изая ненавидел, когда вот так запросто вторгались в личное пространство, но ничего поделать не мог – сам загнал себя в такие условия.
- Если ты истеришь, ты не Орихара.
- Хм, - Изая невольно ухмыльнулся. – Шизу-чан, оказывается, подмечает тонкие детали.
- И ничего тебе не говорит.
- А зря, Шизу-чан. Говорят, с кем поведешься… Впрочем, неважно. Отпустишь ты меня когда-нибудь или нет?
- Если только ты не начнешь кого-то убивать.
Изая прислушался к ощущениям – той лихорадочной дрожи, навязчивого желания что-то сделать, уже не было. Хейваджима и вовсе удивил его, когда легонько поцеловал в уголок губ и уронил на пол.
- Это что сейчас было?
- Это ты сейчас ведешь меня в последнюю комнату, - в тон ему ответил Шизуо и тряхнул головой. – Вот черт, волосы в глаза лезут.
Изая вытащил из кармана черную резинку для волос, глядя на неё так, словно сам не подозревал о её существовании.
- Завяжи. Нет, не спрашивай, откуда она у меня. Укроти свои чертовы лохмы и идем.
- Не забудь упавшую игрушку.
Орихара, то и дело оглядываясь на него через плечо, подобрал игрушку, небрежно сунул её в задний карман, и поспешил к двери. В первый раз он тратил силы на то, чтобы открыть её, сейчас же Шизуо безукоризненно точно ударил в середину двери, и она с грохотом открылась. По поверхности поползли трещины. Изая сглотнул, представив, что бы случилось, если бы Хейваджима так же поступил с ним самим, и поспешил вперед.
Пыльный, заполненный разным хламом коридор внезапно начал нравиться Оризаре всё больше, вплоть до режущих глаз нитей накаливания на голых лампочках и подозрительного шебуршания при каждом шаге. До последней, оставшейся неоткрытой двери было довольно долго идти, но Изая – полуосознанно, наверное, - боялся её. Точнее, того, что могло оказаться за ней. Он вспомнил, какой эта дверь была на вид, и охнул, когда сразу за воспоминанием заболели кончики пальцев. Шизуо оглянулся, но Изая покачал головой и догнал его за несколько быстрых шагов.
Довольно-таки непривычно было идти рядом с ним вот так, без взаимных оскорблений или попыток убить друг друга. Даже несмотря на то, что раньше им приходилось сотрудничать несколько раз – или по просьбе Селти, или как-то иначе. Даже если забыть, что пару раз случалось так, что Изае приходилось отдавать себя на расправу Шизуо, и потом валяться в кровати весь день, сетуя на сквозняки и потирая поясницу, и заодно прикрывая одеялом от света дня следы укусов. Обычно они вели себя так, как ожидали от них жители Икебукуро; Орихара не знал, как к этому относится Шизуо, но его самого вполне устраивала возможность размять кости по вечерам. Что же до убийств… Да, он по-прежнему считал, что лучше бы кое-кому здесь сдохнуть, да поскорее, и это желание уж точно было взаимным. Но Хейваджима всё же оставался для него загадкой.
Личная загадка Орихары Изаи потрепала его по плечу:
- Эй, ты об этой двери говорил?
- Точно.
Они дошли. На двери не образовалось ничего нового, как втайне надеялся Изая, не нашлось ничего и поблизости – он сам простучал костяшками пальцев близлежащие стены, не дожидаясь Шизуо. Потом вспомнил про игрушечный пистолет и вытащил его из кармана брюк.
- Раньше она легкой была.
Орихара подбросил на ладони пистолет, который выглядел почти настоящим. Если бы не ярко-оранжевая присоска, торчавшая из дула. Он прицелился и выстрелил примерно в то место, где могла бы быть ручка. Стоявший рядом с дверью Шизуо подергал за присоску.
- Надо же, крепкая, - задумчиво проговорил он и потянулся было открыть дверь.
- Стой!
- Зачем? Это последний вариант, ты сам говорил.
- Там может быть хуже.
- Что может быть хуже смерти друзей? – Шизуо пожал плечами и начал открывать дверь.
Изая открыл было рот, кажется, хотел возразить ему, или уточнить, откуда он почерпнул такие мудрые речи, но не успел. За глянцевой дверью обнаружился косяк летучих рыб – скользких, бьющихся в багряной воде друг о друга. Он не успел ничего сделать – часть рыб поднялась в воздух, остальные повалили на него эдакой рыбной лавиной. Изая только и успел, что почувствовать, как Шизуо вцепился в его куртку, а потом его завалило скользкой чешуйчатой массой. Был слышен только шум: рыбы хлестали друг о друга плавниками и неистово дергались, пытаясь отпрыгнуть. Изая едва мог дышать под навалившейся тяжестью, к тому же, куда бы он ни повернулся, всюду видел круглые, бессмысленные рыбьи глаза. В руке, правой руке, которая всё время отказывалась ему подчиняться, оказался нож. Орихара, кажется, слышал, как Шизуо отговаривал его от чего-то, но слова слабо доносились до него. Если выбирать, так лучше самому укоротить себе жизнь, чем быть погребенным заживо, решил Изая. Он знал, что даже Хейваджима не сможет его откопать, и потому с остервенелой жестокостью проткнул пару рыб перед тем, как коснуться лезвием собственной кожи. От вспышки боли, такой же, как и в прошлый раз, он потерял сознание.

[Легче всего забыть что-либо, когда озабочен другими делами, не так ли?]
[Допустим.]
Орихара был настороже.
[Именно поэтому тебя могут ждать пару сюрпризов. Надеюсь, ты когда-то поблагодаришь врачей за то, что она осталась жива. В противном случае я бы не гарантировал бы тебе и этого.]


На двери всё ещё была ярко-оранжевая присоска, и это было первым, что бросилось в глаза Изае, когда он очнулся. Вокруг было сухо, за дверью – такая же сумасшедшее яркая комната, как та, в которой он очнулся в первый раз. Орихара ударил кулаком по полу – неужели всё зря? Он огляделся – ни рыбы, ни Шизуо, совсем ничего. Очередные галлюцинации, решил он, но как же ему хотелось, наконец, выбраться отсюда. А Хейваджима, пусть даже бывший плодом его воображения, казался таким надежным проводником.
Орихара вспомнил «Шерлока Холмса» и невольно усмехнулся. Затем подошел к двери и отцепил присоску – достаточно было сжать её в том месте, где резина соединялась с пластмассой. Игрушечный пистолет валялся внутри комнаты. Обойдя все углы, Изая наткнулся на блестевший в свете лампочки крохотный прозрачный камень, зажал его в руке и вышел из комнаты. Теперь он знал, что делать.
Чуть ли не бегом дойдя до окна, за которым было уже пепелище, а не пожар, он быстро, неровными штрихами начертил большой квадрат – с помощью того самого камня, который резал стекло слишком гладко даже для алмаза. Пожалуй, это было почти как в тех смешных западных мультфильмах – он выстрелил в стекло, потом потянул на себя присоску, и очерченный квадрат выпал из окна. В комнате, где пепел лежал чинно, словно упавший снег, обнаружилась дверь – нормальная, привычная Изае.

Оказалось, он отсутствовал два дня. Оказалось, ничего смертельного не случилось, «и мог бы ещё дня три не появляться, не померли бы», с кислой миной сообщила ему Намие. Изая отмахнулся от неё и сел проверять почту – свою личную почту, о которой даже такой настырной секретарше знать не полагалось. Новых предложений, как ни странно, не поступало, хотя ему намекали на крупные сделки в ближайшие дни. Изая вздохнул и уже привычно полез в чат.
Замигал значок личного сообщения.
[Хорошо отдохнула, Канра-чан?]
[Просто превосходно. От такого отдыха ещё лет десять отдыхать нужно.]
[Ну, вот и отлично. Может, не откажешься от ещё одного забега?]
[Нет уж, обойдусь.]
[Ну, как знаешь]
Изае показалось, что с той стороны экрана пожали плечами. Отчего-то ему стало неуютно, но спрашивать что-либо было поздно.

Селти, целая и невредимая, привезла ему конверт и казалась несколько удивленной, когда Орихара крепко стиснул её за руки и красочно поблагодарил. Напечатав на КПК [Извращенец похуже Шинры], она укатила в направлении Сайтамы. Орихара же отправился в Икебукуро, чувствуя себя странно обязанным Шизуо. Даже зная, что, где бы он ни был, тот Шизуо был выдуманным. Настоящий Хейваджима теплых чувств при встрече не проявил, но приветствовал, по его меркам, даже любезно – всего лишь почтовым ящиком. Однако Орихара с удивлением, пожалуй, заметил, что Шизуо теперь стягивает волосы в куцый хвостик. Скрепляя их черной резинкой для волос.
На следующий день Шизуо пропал. Тем же вечером Изая получил СМС-сообщение:
«Прости, слишком увлекся идеей второго забега. Только ты бы не выдержал. Пришлось попросить кое-кого ещё, да, боюсь, без тебя он не справится, уж прости. Тебя подбросить к нему? Жду ответа через три минуты».

@темы: [задание: 5 круг]

Комментарии
2015-05-05 в 00:26 

Kamishiro_Rize
Please, die carefully
Понимаю, что вопрос крайне глупый, сама терпеть не могу такие вопросы, но все-таки в этом случае содержаться никак не получается, поэтому я все-таки его задам: продолдение не планируется? Я так увлеклась, что жаль расставаться с текстом...

2015-05-05 в 01:01 

Kassielle
Nobody's perfect but you were so close
оуф. Спасибо, что спросили, конечно, но его не планировалось даже три года назад.)

2015-05-05 в 10:14 

Kamishiro_Rize
Please, die carefully
Kassielle, Жаль (хотя я догадывалась), хотела бы еще на Шизуо посмотреть. И на Изаю, да))) Но все равно спасибо, очень понравилось :red:

2016-08-21 в 05:38 

Очень понравился текст! Может быть планируете еще что-то написать?

URL
   

Big Bukuro Fighting

главная